CNews
«АйДесайд»: Мы знаем, что должно быть на планшете руководителя

12.05.2014
Председатель правления группы компаний Flexis Дмитрий Моисеев рассказал CNews о рыночных вызовах, стоящих перед молодым российским вендором – компанией «АйДесайд» – и о планах по развитию решений для руководящей элиты страны.

CNews: Несколько слов о вашей группе. Зачем вам офис в Кремниевой долине?

Дмитрий Моисеев: Группа Flexis работает с 2006 года и объединяет три компании. Основной акцент мы делаем на бизнесе компании «АйДесайд», которая занимается разработкой решений для руководства крупных организаций, как государственных, так и бизнес-структур. В группу также входит технологическое агентство InspiRational, оно фокусирует свою деятельность на digital-маркетинге и базируется в нашем американском офисе в Кремниевой долине, который был открыт в 2008 году. И третье направление бизнеса – это игровая лаборатория igrAlliance, тестирующая игровые приложения и разрабатывающая обучающие программы.

CNews: Расскажите подробнее об «АйДесайд» и о том, как компания стала вендором.

Дмитрий Моисеев: «АйДесайд» фокусируется на создании продуктов. Сейчас на компанию приходится порядка 60% оборота в группе. Я думаю, что «АйДесайд» будет приносить нам в ближайшие годы 80% всей выручки.

Как «АйДесайд» стал вендором? Мы видим три фундаментальных направления нашей деятельности, которые позволили нам нарастить компетенции именно вендора. Во-первых, за восемь лет работы мы накопили серьезный опыт успешной реализации консалтинговых решений для руководителей страны. Мы делали разработки для Администрации Президента, Правительства РФ. Увидев, что они оказываются однотипными примерно на 80%, мы решили создать готовый продукт. Тем более что он отвечает задаче, стоящей перед всей Россией – это повышение производительности труда.

Во-вторых, у нас глубокие компетенции в системах электронного документооборота, СЭД. Мы одними из первых сделали клиент-серверное решение на iPad. Я думаю, что в России мы были первыми. Впоследствии мы увидели, что наш интерфейс был скопирован многими игроками. Вероятно, это связано с тем, что мы очень хорошо понимаем потребности нашего целевого клиента, который архизагружен, у которого постоянно не хватает времени, он постоянно находится в стрессе, выполняя свои собственные задачи, которые ему ставят в рамках вертикали власти.

И третье, что легло в фундамент, – это подход к маркетингу и R&D по развитию продукта, который мы привезли из Штатов. Часть нашей компании имеет ДНК Кремниевой долины.
6109_420x0.jpg

Дмитрий Моисеев: Часть нашей компании имеет ДНК Кремниевой долины

Комбинация этих трех экспертиз позволила нам в прошлом году приступить к созданию продукта iDecide. Это полноценное решение для руководителей высшего звена, цель которого – поддерживать рабочий график руководителя и его дневной управленческий цикл с утра до вечера. Идеология продукта отталкивается от потребностей клиента, а не от бизнес-процессов и бизнес-функций, чем грешат наши коллеги по ИТ-сектору. Обычно все очень сильно «запилены» на бизнес-процессы.

CNews: Вы много работаете с госорганами, какие тенденции характерны для этого сектора ИТ-рынка?

Дмитрий Моисеев: В госструктурах сейчас идет переход от отслеживания поручений, для чего, собственно, и предназначен СЭД, к исполнению программно-целевых задач. Это та инновация, которую продвигает Минэкономразвития и поддерживают Минфин и Минрегионразвития. В первом случае ключевым результатом является документ, подтверждающий исполнение поручения. Это формальный бюрократический подход, который с развитием системы управления российского государства стал не очень релевантным. Это связано с тем, что у регионов появилась стратегия развития, и теперь они должны по-другому подходить к процессу управления. Потребовался инструмент, который будет поддерживать управленческий цикл, где СЭД останется, но будет элементом внутри системы.

CNews: Какова отраслевая структура ваших заказчиков?

Дмитрий Моисеев: Примерно 80% составляют госструктуры, остальные – бизнес-заказчики. У нас есть дорожная карта развития продукта до конца 2016 года. И в ней заложено уже отраслевое деление продукта и его выход на В2В-рынок.

CNews: Вы рассказали о тенденции к смене управленческой парадигмы в госструктурах. Какие еще рыночные тенденции влияют на ваш бизнес?

Дмитрий Моисеев: В этом месяце в Госдуме был зарегистрирован законопроект, по которому государственные учреждения должны будут закупать только сертифицированное оборудование и ПО. Мы сейчас работаем над совершенствованием версии для Android (раньше для нас приоритетным было развитие релизов для iOS) и планируем его сертификацию. Cерверная часть останется прежней.

CNews: Какие последствия может иметь отказ госорганов от iOS?

Дмитрий Моисеев: Я пока не вижу никаких. У нас есть прямые продажи, но в основном мы работаем через партнеров. Многие недавно выиграли тендеры, вряд ли документация по ним быстро поменяется. Я думаю, что изменения, которые на законодательном уровне пока еще не произошли, если и отразятся на бизнесе, то в четвертом квартале этого года.

CNews: По вашим ощущениям, насколько чиновники высшего звена готовы сложить айпэды и взять в руки, скажем, корейские планшеты?

Дмитрий Моисеев: Если дадут команду, то, безусловно, это сделают очень быстро. Я не уверен, что все сделают это охотно. Другое дело, что уже потрачены государственные деньги на планшеты Apple, и проводить замену будет дорого. Здесь не все так однозначно.

CNews: Как вы оцениваете перспективы рынка мобильных бизнес-приложений?

Дмитрий Моисеев: Я считаю, что ИТ-рынок – это рынок предложения, а не спроса. У нашего решения нет прямых аналогов. Мы имеем достаточно высокую конверсию между предварительным предложением и заключением контракта. Здесь я пока не вижу ограничений рынка. Мы начали поставки решения iDecide в конце прошлого года, и продажи растут. В сегменте мобильных СЭД-решений мы тоже не наблюдаем стагнации или сокращения рынка.

CNews: Как у вендора, у вас должна быть партнерская программа…

Дмитрий Моисеев: Буквально с 1 апреля мы запустили партнерскую программу, которая вызвала серьезный интерес со стороны наших контрагентов. Часть из них просто стала партнерами в рамках новой программы. Это были, по сути, наши клиенты, которые делали интеграционные решения для госорганов. Теперь они получили партнерский статус. Основная цель программы – это дать возможность партнерам повысить продажи своих решений, объединив их в пакетное предложение с нашим мобильным продуктом.

Наша партнерская программа имеет три блока. Первый – технологические партнеры. Это разработчики систем электронного документооборота, для которых мы готовы кастомизировать наши решения по «мобилизации» СЭД. Сейчас мы работаем с четырьмя системами: Directum, «Дело», LanDocs и «1С: Документооборот». Мы готовы сделать кастомизацию и для других партнеров, для которых такая интеграция станет хорошим конкурентным преимуществом. Мы готовы отдавать им десятки процентов, чтобы развивать бизнес в общих интересах.

Второе направление партнерства – это интеграторы. Мы расширяем сеть. Из крупных игроков с нами работают «Ланит», R-Style, «Армада». С «Ланитом» и «Армадой» мы уже реализовали не два и даже не три проекта. С R-Style мы недавно вышли в Пенсионный фонд.

И третий блок – функциональные партнеры, которые реализуют решения внутри нашего продукта. У нас, например, есть модуль, который отслеживает новости по значимым темам для руководителя c учетом тегов и тональностей и анализирует потенциальные возможности и угрозы. Партнером в этой функции выступает библиотека СМИ Public.Ru. Мы готовы развивать партнерство и делиться деньгами с поставщиками решений, если они помогут расширять возможности для конечного пользователя.

CNews: У вас довольно специфичная целевая аудитория, верно?

Дмитрий Моисеев: Мы видим нашим целевым клиентом высшие должностные лица из территориально распределенных компаний или организаций, которые управляют регионами или областями, территориально распределенными активами. Это та сфера деятельности, где мы больше всего привносим ценности в работу руководителей. Решение iDecide, которое мы выпустили в качестве продукта в прошлом году, ориентируется именно на этот узкий, но очень важный сегмент. Оно предназначено для увеличения их производительности и этим ценно.

Мы посчитали, что экономим 1-2 часа рабочего времени в день только руководителю (без учета его замов). То есть это порядка 280-450 часов или один-два месяца в год. Продукт помогает организовать взаимодействие первого руководителя и его замов. Главная задача – помочь руководителю продуктивнее и эффективнее работать с объектами управления.

Что наш продукт делает? Он заменяет собой четыре устройства: селекторную связь, мобильный телефон, лэптоп и настольный компьютер. Благодаря нашему серверу вся информация, которую руководитель получал через эти устройства, сейчас выводится через планшет. И дальше мы даем возможность реагировать на информацию о состоянии объектов управления. Мы строим продукт так, чтобы руководитель тратил меньше времени на каждое действие. Например, мы зашили в решение голос, и пользователь, просто нажав на фото своего подчиненного, может отправить ему голосовое задание или поручение. Оно придет исполнителю, подключенному к системе, посредством сервера.

Это дорогое решение с точки зрения функционала и логики, заложенной на уровне сервера. Повторюсь, оно рассчитано на первых лиц крупных компаний. Напротив, пользователем мобильного клиента для СЭД может быть любой менеджер, участвующий в системе электронного документооборота.

У нашего старейшего продукта – iDecide Documents – аудитория шире, чем у iDecide. Этот мобильный клиент для СЭД был создан через шесть месяцев после появления iPad. Мы были первыми. Один из основателей компании – Артемий Малков – привез первые айпэды из Штатов и предложил сделать такое решение. По сути, для нас триггером рынка являлся айпэд Стива Джобса.

CNews: Существующие пользователи, у которых есть iDecide Documents, могут перейти на iDecide?

Дмитрий Моисеев: Да, мы делаем upsell-предложение некоторым заказчикам, которые пользуются нашим клиентом для СЭД. Но мы активно работаем и над новыми продажами, в том числе в рамках партнерской программы.

CNews: Какова на текущий момент структура региональных продаж вашего решения?

Дмитрий Моисеев: Конечно, наибольшая плотность в европейской части. Но есть отличные примеры внедрений в Сибири и на Урале.

CNews: Приведите пример применения вашего нового решения.

Дмитрий Моисеев: Наш продукт может применяться для организации рабочего места федерального министра или губернатора на iPad. Это инструмент для комплексного управления. Сейчас это решение разворачивается в ряде регионов европейской части России. Помимо этого завершилось внедрение в Министерстве образования, Рособрнадзоре, Федеральном казначействе.

Планшетно-серверное решение позволяет агрегировать для первого лица самую важную информацию в наиболее подходящем, пригодном для его стиля управления виде. Оно позволяет отслеживать новости, просматривать календарь, заполняемый помощником, принимать и отклонять запросы на встречи, давать поручения, отслеживать их выполнение, работать в СЭД, получать важные документы и аналитику.

Важно то, что актуализация данных о состоянии объекта управления, проектах и процессах здесь может происходить в режиме реального времени. И руководитель может немедленно дать обратную связь – письменно или голосом. Решение может работать в офлайн-режиме и синхронизироваться с сервером при обнаружении интернет-соединения. Приложение оптимизирует трафик при слабом канале связи. Можно подписывать документы электронной подписью с использованием модуля «КриптоPRO».

CNews: Каковы планы развития продукта iDecide?

Дмитрий Моисеев: Мы должны до конца будущего года вывести продукт для В2В. С точки зрения В2G у нас есть понимание, какой функционал нам следует добавить, но прежде предстоит апробировать ряд гипотез с нашими потребителями, чтобы понять, в какой последовательности добавлять и развивать продукты. То есть мы не стремимся к наращиванию затрат по разработке ИТ и выступаем за баланс между продажами и разработкой.

Наблюдается тенденция вносить развлекательную составляющую в ИТ-продукты, и я думаю, мы этого не избежим. Но и здесь нужен баланс. У нас есть идея, как сделать решение более «гуманистическим» продуктом, добавить игровой элемент. Это бывает нужно, чтобы выпустить стресс, когда ты работаешь постоянно в очень загруженном режиме. Мы тестируем, но понимаем, что все нужно в меру. Пока мы проводим обновления по базовому функционалу, который людям нужен уже сейчас.

Вопрос в том, готов ли за каждую новую разработку, за каждый новый апгрейд функционала платить заказчик. Поэтому мы здесь идем, исходя из идеологии Кремниевой долины. Мы не занимаемся написанием функционала ради функционала.

CNews: Некоторые производители говорят, что мобильные СЭД-решения – это дань моде и не пользуются реальным спросом у руководителей. Каков ваш опыт, вы видите этот спрос?

Дмитрий Моисеев: Фундаментально мы все равно движемся в общей логике. Планшет не возник бы, если бы не стало понятно, что огромное количество времени тратится на получение информации, а не на ее генерирование. Мы уже это видим. Объем рынка лэптопов падает, а продажи планшетов растут. К тому же руководитель – скорее получатель информации, а не генератор. Он все равно будет покупать решения для планшета. То есть для него компьютер будет вторым экраном.

В чем фундаментальное отличие нас как вендора? СЭД-вендоры реализуют функционал их СЭД-систем в планшете. Мы идем от клиента, смотрим, что ему нужно на планшете? Это фундаментально разные подходы.

Так же и в продукте iDecide. Если выстраивать интерфейс по бизнес-процессам, то им будет невозможно пользоваться. Мы же обращаемся к руководителю как к человеку, с определенными потребностями в течение его рабочего дня. В этом наше отличие. Поэтому мы считаем себя вендором новой волны.

Александра Кирьянова

Вернуться к списку публикаций